ИнтервьюРегионыИван Бабицкий: «Не считаем себя Дон Кихотами»

ЕленаИюль 7, 2018

Эксперт «Диссернета» Иван Бабицкий побывал перед новым годом в Чебоксарах с лекцией. Наш корреспондент побеседовал с ним. «Актуально21» знакомит Вас с наиболее интересными фрагментами этого разговора.

Наша справка
Диссерне́т (полное название – Вольное сетевое сообщество «ДиссернетР») – организованное на добровольных началах сетевое сообщество, в состав которого входят профессиональные ученые, работающие в различных областях науки, как в России, так и за рубежом, а также журналисты, гражданские активисты, волонтеры. Деятельность сообщества в основном заключается в проведении общественных экспертиз кандидатских и докторских диссертаций, защищенных в российских научных и образовательных учреждениях в период с конца 1990-х годов, и в максимально широком обнародовании результатов таких экспертиз.

– В чем суть работы Вашей организации? Вы преследуете цель обнародовать имена плагиаторов от науки и наказать их? Или показать положение дел в России с защитой диссертаций?
– Хороший эффект от деятельности «Диссернета» получается и от того, и от другого. В результате, в том числе нашей деятельности, в России просто меньше стало защищаться диссертаций, примерно на треть. Это следствие того, что более жесткие требования стали предъявляться министерством (Минобрнауки РФ. – Авт.). Пришло понимание того, что, если ты подготовил диссертацию не очень хорошо, тебе стоит опасаться того, что это вскроется до защиты (и защита не удастся). Но это может вскрыться и потом, и будет скандал. Стоит опасаться и того, что тебя лишат степени.
– Кто и когда основал Ваше сообщество?
– В начале 2013 года. Его основали пять человек, один из которых сейчас отошел от дел организации.
– На каких принципах строится деятельность Вашей организации?
– Это вольное сетевое сообщество. «Диссернет» не существует как юридическое лицо. Действует сайт, который фактически зарегистрирован в Германии.

Встреча с Иваном Бабицким, фото автора

– Каковы результаты работы «Диссернета»?
– В нашей базе уже более 6 тысяч диссертаций с выявленными некорректными заимствованиями. На сайте опубликовано несколько меньше. Плюс заявления о лишении ученых степеней. Их гораздо меньше, потому что это требует больших затрат.
– Вы сотрудничаете с ВАК (Высшей аттестационной комиссией)?
– Безусловно. Наши взаимоотношения имеют разную форму. Иногда мы с ними чуть ли не воюем, потому что они пытаются спасти каких-то людей, которых мы хотим лишить степени. Иногда мы пытаемся с ними сотрудничать в вопросах контроля диссертационных советов. ВАК периодически закрывает подозрительно работающие диссертационные советы, мы им в этом помогаем, предоставляя информацию.
– Известно, что львиная доля сомнительных диссертаций гуманитарного, экономического или правового профиля.
– Этот рынок, в основном, определяется спросом. Иметь степень по экономике очень любят разные чиновники, по праву – чины из правоохранительных органов, прокуроры, судьи, генералы МВД и т.п. Еще чиновники «благоволят» к историческим, социологическим и политологическим наукам, используя диссертации как показатель своей «квалификации». Также много диссертаций в последнее время по медицине.
– Существует «черный список» диссертационных советов?
– Есть данные на людей, под чьим руководством защищаются такие диссертации. На нашем сайте можно найти сведения на какого-то профессора и увидеть, что под его руководством защитилось 5-10 плагиаторов. Или он был оппонентом на их защите. По диссертационным советам у нас тоже есть подобные данные. Есть попытки такие советы закрывать путем официальных обращений в Министерство образования и науки. И министерство некоторые советы закрывает, в том числе по своей инициативе. Диссертационные советы – главное место, где пекут «липовых» докторов и кандидатов наук.

Иван Бабицкий, фото автора

– Назовите самые громкие разоблачения «Диссернета»?
– Самый громкий казус такого рода про министра культуры РФ Владимира Мединского (чью диссертацию по истории обвинили в ненаучности, но не лишили ученой степени. – Авт.). А летом прошлого года была попытка лишить ученой степени министра связи и массовых коммуникаций РФ Николая Никифорова.
– Какова технология Вашей работы: Вы сами натыкаетесь на сомнительные данные или кто-то присылает Вам материалы?
– В основном сами. Либо проверяем общественно значимых людей, либо проверяем людей, которые защищались в сомнительных диссертационных советах, с сомнительными руководителями и оппонентами. Сигналы мы тоже принимаем, но не все. Не хотелось бы, чтобы с помощью нас в академической сфере кто-то сводил счеты.
– Вы в курсе, какова ситуация с защитой диссертаций в Чувашии?
– Знаем, что был громкий скандал с Вашим министром финансов Светланой Енилиной. Она – как раз продукт такого диссертационного совета, который нам хорошо известен. В нашей базе по этому совету 31 случай выявлен. Ее научным руководителем являлся бывший ректор Чувашского госуниверситета Лев Кураков, в котором защищались несколько наших подопечных. Кстати, в этот совет также входили два сына Куракова.
– Проверяли ли Вы губернаторов? Многие из них тоже облечены учеными степенями.
– Пытаемся проверять всех. Но бывает так, что есть степень у губернатора, но нельзя найти его диссертацию в открытом доступе.
– А главу Чувашии Михаила Игнатьева (он кандидат сельскохозяйственных наук. – Авт.)?
– Посмотрим… (заглядывает на страницу «Диссернета». Как выяснилось, в поисковой системе «Диссернета» данных на Михаила Игнатьева нет. – Авт.). Но это не всегда в пользу данного человека. У нас редко бывает, что человек давно губернатор, а мы его не проверяли вообще (Игнатьев, видимо, исключение из правила. – Авт.).
– Вы и Ваши коллеги не чувствуете себя Дон Кихотами и не напоминает ли Ваша деятельность борьбу с ветряными мельницами?
– Нет, не чувствуем. У нас ведь неплохие результаты. Это признает и ВАК (который, кстати, возглавляет наш земляк – бывший министр образования РФ Владимир Филиппов. – Авт.). Произошли определенные сдвиги и в научной среде, и в общественном мнении, и в законодательстве. Теперь диссертацию нужно размещать в открытом доступе в интернете за несколько месяцев до защиты (увеличен и срок давности для лишения ученой степени – с 3 до 10 лет. – Авт.). Не все так безнадежно. Понятно, что мы не можем нормализовать ситуацию полностью, но довольно много сделано.

Автор Сергей Матвеев

Оставить отзыв

Ваш E-mail не будет отображаться на сайте.